Зал поэтов: Лу Ю (1125 - 1210)

Подсказка Удава:

"Дзэн в поэзии покоится и резвится"

 

Пью вино в одиночестве около западного окна

 

Подмел я двор, ворота на ночь запер...

И мой он тоже недалек закат!

 

Не возвратит согбенный старец силы,

Когда недуг в нем с головы до пят,

 

Всю жизнь свою чему-то я учился,

И сам не знаю, есть ли в этом толк?

 

Найдется ль человек в мирах грядущих,

Который в это сердце бросит взгляд?

 

Вода скрепила высохшую ряску -

Из крошек драгоценный камень стал!

 

И незаметно иней пал на землю

И в киновари листьев засверкал.

 

Вина простого чарку поднимаю

И размышляю около окна:

 

Когда б, заслуг особых не имея,

Я до Ковша Небесного достал!

 

 

На реке

 

Дождик стучит весенний

О тростниковую мачту,

 

Поднят соломенный парус,

В дымке закат погас...

 

Рыбы купить бы надо,

Лодку ищу рыбачью,

 

На огонек к соседям

Мне бы подплыть сейчас.

 

Пьяный, дремлю, - но ветер

Даже хмельного будит,

 

Чуть набежав на отмель,

Волны спешат назад.

 

 

Вхожу в ущелье Цюйтан и поднимаюсь

к храму Белого Императора

 

В Дацикоу вхожу,

Предрассветный туман.

 

Здесь ворота

В ущелье Цюйтан.

 

Днем и ночью

Стремительно воды несет

 

Беспокойная

Янцзыцзян...

 

Две высоких горы

Друг пред другом стоят,

 

Словно мериться

Силой хотят.

 

Не взберешься на них,

Неприступны, круты,

 

Не достигнет вершины их

Взгляд...

 

Подвиг Юя* велик, -

Юй поток одолел,

 

Вижу след

Его славных дел.

 

Если б он не раздвинул

Громады гор,

 

Был печален бы

Наш удел.

 

Середины зимы

Ожидая приход,

 

Пусть река

В берега войдет,

 

Виден будет Яньюй,

Разом встанет скала

 

На сто чи

Из пучины вод.

 

По тропинке крутой

Поднимаюсь в храм,

 

Прах Гунсуня

Покоится там.

 

Живописцу спасибо,

Что лик храбреца

 

Дал увидеть потомкам -

Нам...

 

Если воин не сдался,

Но был сражен,

 

Разве скажешь,

Что он побежден?

 

Я б такому герою

Воздвиг монумент,

 

Да прославится

В одах он!

 

Я бы спел, как Гунсунь

Умирал от меча,

 

Я бы гуннских царей

Обличал,

 

Благодарностью павшим

Звучал бы мой стих -

 

И печален,

И величав.

 

Пусть приносят дары,

Все, чем каждый богат.

 

Пусть вспомянет

Солдата солдат,

 

Эта песня - для них,

Все сегодня для них -

 

И вино

И цветов аромат!

 

 

Вздыхаю 

 

Вздыхаю, вздыхаю

И белому свету не рад.

 

Бесцельны скитанья -

Они ничего не сулят.

 

Морозные дни -

Это года конец наступает,

 

И звери и птицы кричат,

Провожая закат...

 

На старый трактир

Опадает густая листва,

 

До родины тысячи ли,

И бела голова.

 

Доносятся всплески,

Полощут белье за деревней.

 

Я прибыл в края,

Где жилища пантеры и льва.

 

Здесь трупы гниют

Возле старой засохшей межи,

 

Здесь травы в крови

Тех, кто голову честно сложил. -

 

...Увы, оказался

Вдали от родимых полей,

 

И мне ль говорить

О скорбящей отчизне моей.

 

Уж многие годы

Страдает страна от раздоров,

 

И слезы простительны

Даже у сильных людей...

 

О нет! Не глядите,

Что книга в руках у меня,

 

Я в бой бы пошел,

Оседлав боевого коня!

 

 

Подъезжаю к горам цзянмэнь. Накрапывает дождь

 

Халат в харчевне залил я вином,

В пути забрызгал грязью придорожной.

 

Скитаюсь долго, но забыть печаль

И в странствиях, должно быть, невозможно

 

Ужели ты действительно поэт? -

Себя с тревогой сам я вопрошаю.

 

Осел бредет к Цзяньмэньскому хребту,

Прохладный дождь долины орошает...

 

 

Пою, захмелев

 

С кубком стою на каменной башне,

Что высится над рекой.

 

Взгляд устремляя в синее небо,

Глажу перила рукой...

 

Передо мной - небольшой "кораблик",

Это - винный сосуд.

 

К светлым чертогам небесного храма

Мысли меня несут.

 

Мне показалось, когда свой кубок

До самого дна осушил,

 

Что горы и реки бы уместились

В глубинах моей души,

 

Что сердце мое - утес огромный -

Выше высоких гор.

 

Но снова в радужных переливах

Тонет поэта взор.

 

За то, что сердце в миг отрезвленья

Хочет еще вина,

 

Те, кто не ведал большой печали,

Боюсь, обвинят меня.

 

О, велики вы, земли просторы,

И всюду люди живут,

 

Только один не находит места,

Не обретет приют.

 

Как я хочу в этот миг услышать

Феникса крик вдали,

 

Чтобы на крыльях священной птицы

Умчаться за тысячи ли...

 

 

Весенняя песнь

 

В день девятый весеннюю мглу

Вдруг рассеяло солнце, сверкая.

 

Я про старость забыл и недуг,

Здесь, в местах безмятежных, гуляя.

 

Вся в багровой росе, так свежа

Увлажненная груша морская*.

 

Дамба в зелени мокрой травы,

Блещет озеро, взор ослепляя.

 

Ветви ивы, простое вино,

Захмелев, неподвижно лежу

 

И на жирную землю смотрю,

На родившую всходы межу.

 

Не считайте, что горный старик

Бесполезен для жизни мирской -

 

Говорю, просветлев и бодрясь:

Да пребудет Великий Покой!

 

 

***

 

То с удочкой

Под ветром и луной,

 

То в травяном плаще

Под непроглядной мглою

 

Дни провожу. А рядом - домик мой,

На запад от причала, над водою.

 

Случится рыбу продавать - боюсь

И приближаться к городским воротам,

Я к почестям и славе не стремлюсь,

О них мне думать даже нет охоты!

 

Поднимется волна -

Чиню весло.

 

Спадет -

Я лодку привяжу канатом,

 

Иль разрезаю синих вод стекло

И возвращаюсь с песнею обратно.

 

Здесь все меня, с кем только я знаком,

Считают по ошибке Янь Гуанем*,

 

А я себя считаю рыбаком

Обыкновенным, без чинов и званий!

 

 

 

Перевод И. С. Голубева