Зал поэтов: Оуян Сю (1007 - 1072)

Подсказка Удава:

"Дзэн в поэзии покоится и резвится"

Мелодия цитры в духе поэзии Цзя Дао

 

Нам древних лицезреть

Не суждено людей,

 

Но цитра тех времен

И в наши дни жива.

 

Когда она поет,

Как будто вторя ей,

 

Доносятся до нас

Забытые слова...

 

Так вот: я слышу звук.

Когда струна дрожит, -

 

Но тайну скрытых слов

Сумею ль разгадать?

 

У изголовья мне

Не лучше ль положить

 

Старинный инструмент

И до рассвета спать?

 

Мне снится: славный муж*

Пришел из тьмы времен.

 

И был величествен

И строг его наряд.

 

Чуть на постель присев,

Взял эту цитру он,

 

И тут же зазвучал

Романс на южный лад*.

 

Аккорд, еще аккорд -

И дождь, и ветра вой.

 

Еще аккорд, еще -

Взметнулись тучи ввысь.

 

Все твари, птицы все

В один смешались рой,

 

Деревья, трапы все

Так буйно разрослись!..

 

Казалось мне: близка

Седая старина.

 

Увы, вернулся в явь,

Хоть древность и постиг!

 

...А цитра все поет

Из прерванного сна.

 

И сердце говорит,

Но онемел язык...

 

Когда я осознал,

Что гость мой не со мной,

 

В слезах я с ложа встал

Среди поры ночной...

 

 

Свежий иней

 

 

На небе облака, в душе тоска.

Густые осень разбросала тени.

 

Лежу и слышу - ветер о карниз

Ударился и воет в исступленье.

 

И разом он пресек покой и тишь,

И взмыли, испугавшись, в небо птицы.

 

А ночью иней выпал в первый раз

И на ветвях деревьев серебрится.

 

Когда-то поражали красотой

Гор Южных ослепительные выси*,

 

А ровных скал громады в сотни жэнь*

Неведомый, казалось, скульптор высек.

 

...Зачахли горы, высох древний лес,

Их красота совсем поблекла ныне,

 

И думаю, такой печальный вид

Невольно повергает нас в унынье!

 

Увяла красота, но есть вино -

Пусть силу обретут душа и тело!

 

А коли вправду хочешь опьянеть,

Не сетуй, что вино-де помутнело.

 

Приречный ярок хризантемы куст -

Торжественно и пышно расцветает,

 

Не долго греет солнце, но в мороз

В цветах сверкает, искрится и тает!

 

У дерева, у камня нет души,

Но есть конец и их немому веку,

 

А если есть вино - так эта жизнь

Неужто не отрада человеку?

 

 

В Ичуане плыл в лодке, когда началось половодье

 

 

Весенняя река

Так оживилась вдруг!

 

Я повернул ладью -

Лишь всплески волн вокруг.

 

Убежище найду

На берегу, где птицы,

 

Плыву туда, где лес,

Чтоб тихим был досуг...

 

 

Река в Ланье

 

 

Там, где горы пусты, снег растаял -

Переполнился горный поток.

 

В нем беснуются корни деревьев,

Еле-еле его пересек.

 

Как узнать - далеко или близко

Животворной стихии исток?

 

Вижу только: плывет по теченью

Где-то сорванный горный цветок*...

 

 

Горная тропа в Шибине

 

 

Возвышается местность Шибин

Над кочующими облаками.

 

На тропе ни души, ни следа,

Заросла, одичала она.

 

Эх, возьму-ка я кубок вина,

И напьюсь, и возлягу на камни,

 

И узрю, до чего же светла

Над вершинами пиков луна!

 

 

Веселящее предместье

 

                                  Посвящаю Лю Юаньфу. Под "предместьем" надо

                                  понимать Восточный сад

                                  окружного города Юньчжоу

 

Все радуются саду с давних пор.

Таких немало - просветленных душ!

 

А почему? Да потому, что здесь

Гуляет часто Благородный Муж!

 

И если этот Благородный Муж

Хотя б дня на три где-то пропадет,

 

Уже обеспокоены сердца,

Уже объят печалью наш народ.

 

Но лишь Его тележка зашумит,

Лишь ржаньем кони воздух огласят -

 

Толпою, словно в небе облака,

Все шествуют сюда, в Восточный сад.

 

Спросил я одного из горожан:

"Дела-то не заброшены у вас?"

 

И он ответил: "Подождут дела.

Пожертвую на отдых этот час!"

 

Но что еще прекрасного в саду?

И радость возбудить он может чем,

 

Когда народу Благородный Муж

Своих стихов не дарит и поэм?

 

Тот сад прекрасен горною грядой -

Когда идешь дорогой на восток,

 

И - то извилист, то внезапно прям -

Прохладою влечет речной поток.

 

Есть чудо-башня: с высоты ее

Весь мир открыт - широк и величав.

 

Есть озеро. А берега его -

Излюбленное место для забав.

 

Я головой верчу - туда, сюда...

Где верх? Где низ? Ищу - и не найду!

 

На алое подобие смотрю

Перил, что отражаются в пруду...

 

А травы и деревья! Сколько их!

И в каждый из сезонов каждый год

 

Не в одноцветье скучное одет -

То красным, то лазурным сад цветет!

 

Опав, листва становится трухой,

И в мусор превращаются цветы,

 

Но собранный заботливой рукой,

И мусор сей - частица красоты!

 

Так чем же славен Веселящий сад?

В чем прелести и радости секрет?

 

Быть может, что основою всему

Здесь - Древо. И другой причины нет.

 

...Нам дороги деянья мудрецов,

Наследие давно ушедших дней.

 

Их, найденный случайно, древний след

Уж не сотрется в памяти людей!

 

Но где ж в Юньчжоу Благородный Муж?

И почему он долго не идет?

 

А если безвозвратно он ушел,

То в чем найдет опору наш народ? -

 

В беседке этой. Благородный Муж

Сюда, в беседку, часто приходил.

 

И в дереве развесистом. Под ним

Он, утомившись, отдыхать любил...

 

Я думаю, коль в памяти людской

Вам сотни лет истлеть не суждено, -

 

Порочно ль - на один хотя бы день

Предаться чарке, если есть вино?

 

   Вторя шэнъюю, пишу о чувствах при виде цветущих слив

 

 

Вчера, цветы в саду срывая,

Впервые персик я заметил.

 

Сегодня, выйдя за цветами,

Заметил сливу по пути.

 

Они друг друга жить торопят,

Спешат расцвесть при нежном свете,

 

Но век их кажется коротким -

Не много дней дано цвести!

 

Хотя не стар - уже недужу,

Иссякли силы, сердце сдало.

 

Вина отпив, хочу в деревню,

Но все тяну, тоской объят.

 

Нет, с вами не сравниться мне,

Цветущие у дома травы -

 

Ведь в воздухе любой весной

Ваш вновь струится аромат!

 

 

Далекие горы

 

Вдали, вблизи ли горы?

Нет меры расстоянья!

 

Навстречу им иду -

А все - передо мной!

 

Чуть поверну - и горы

Меняют очертанья.

 

А я, скиталец сирый,

Пред ними кто такой?

 

 

Утомленный, остановился на постоялом дворе

 

Одинокая лодка

Плывет, огибая пороги.

 

Вот и берег открылся,

И ленточка ровной дороги.

 

Лодку я привязал

К обнаженному корню ствола.

 

А луна над утесом

Плыла - и кругла и светла...

 

Вижу несколько хижин

И дым над землею холодной,

 

Вижу поля полоску

Средь равнины сухой и бесплодной.

 

Свет луны одинокой

Рассеял скитальца печаль,

 

Но прибрежные птицы

Вспорхнули, тревожно крича...

 

 

Осеннее беспокойство

 

Осенняя тоска

Ужели так черна?

 

Чем осени убранство

Не пригоже?

 

Дает мне ветер западный

Вина,

 

А небо - хризантеме

Добрый дождик...

 

Печалюсь: седина

Ползет к вискам.

 

Мечтать лишь о богатстве -

Очень стыдно.

 

Всегда тележкой

Управлял я сам -

 

И вот умчусь к полям,

К долине Ина!

 

 

Гора печального вола

 

 

Мне молвил старожил: "Страшись

Горы Печального Вола".

 

Но не один же вол грустит -

И у меня на сердце мгла...

 

Я обошел вокруг горы

Сто раз, а то и больше ста, -

 

Но взгляд вершины не достиг:

Необозрима высота!